Только позитивный креатив!

Комиссия

Доронин Евгений

В комиссии, отбирающей моделей для нового суперпроекта (иначе в присутствии молодых наивных девушек его не называли) сидело трое.

Первым был вредный старикашка советской эпохи. В состав комиссии он попал не по причине каких-либо выдающихся заслуг, либо значительного опыта в модельном бизнесе. Просто по старой доброй традиции в каждой комиссии должен присутствовать такой вот гадкий старик. Он относился к той прослойке советской интеллигенции, которая в 80-х мнила себя то ли ревнителями дворянских традиций, то ли продолжателями известных династий. Он сидел и усердно репетировал строгий и требовательный взгляд, с которым будет говорить кандидаткам: "Ну что же вы, милочка, нельзя же так". Помимо умения язвительно обращаться к окружающим этот чересчур пожилой мужчина обладал также именем и отчеством. Звали его Акакием Емельяновичем, что уже с детства доставляло ему массу проблем. Так что приходилось старичку на протяжении всей жизни мстить окружающим за свое имя.

Также в состав жюри входила молодая модель Ирен Энтерская. Ирен, как это и бывает со всеми людьми, взявшими себе псевдоним, на самом деле звали Катей Затычкиной. Нельзя сказать, что она была абсолютно глупой. Совершенно наоборот - ее IQ превышал IQ среднестатистического баклажана по крайней мере раза в полтора. Она даже могла поддержать разговор о Кафке или Шопенгауэре фразами "конечно", "ну да" или "извините, мне звонят". В свое время Катя-Ирен с трудом окончила школу, а затем и шестимесячные курсы парикмахеров, дабы потом в разговоре упоминать о том, что у нее за плечами образование стилиста. За время недолгой карьеры модели Энтерская выучила, чем дефиле отличается от галифе, и втайне этим очень гордилась, особенно перед сном.

Третьим из членов комиссии был Николя Центавров. Этот мужчина лет тридцати мнил себя частью светской тусовки. Он, конечно, пытался спеть пару песен, выпустить свою коллекцию одежды, но единственным его достижением в шоу-бизнесе пока что была только нетрадиционная ориентация. Николя сидел, поглядывая на потолок, что, по его мнению, создавало о нем впечатление светского льва.

...

В комнату вошла последняя кандидатка. На лице девушки было написано, что в столицу она прибыла из Крыжополя или как минимум из Жмеринки. Наряд выдавал, что стиль одежды для нее подобрали шестнадцатилетние подружки - существа с самонадеянным чувством псевдостиля и отсутствием хотя бы трети извилины в скоплении вещества, заменяющем малолетним существам мозг. Подрагивание трогательно кривых ног в области коленок выдавали некоторое волнение кандидатки. Но во взгляде блестела искорка бойкой уверенности, столь характерная всем провинциалам.

- Здрасьте, – как можно элегантнее постаралась произнести девушка противным голосом.
- Ну что же вы, милочка. Нельзя же так, – важно произнес не менее противным голосом Филипп Емельянович.
- Ну да, зачем же так, – ответили остальные члены комиссии…

Девушку ожидала занудная лекция старика, изредка прерываемая бредовыми фразами Николя и Ирен, выдаваемыми за гламурность мышления. И все это предстояло терпеть ради роли одной из 14 доярок в рекламе кефира.

Добавить комментарий

ДРУГОЕ:
Пишите, звЕните, комментируйте, предлагайте на INFO@KYKYK.RU