Только позитивный креатив!

Дед футболиста

Dreamov

Быль

 

Деду Сурену седые брови раз и навсегда закрыли своим апокалиптическим месивом томный взгляд старого умудренного войной и голодом горца. У деда Сурена плохо со зрением и свой, огромного формата колоритный нос, он утруждает замшелыми выпуклыми очками, связанными резинкой от трусов от уха к уху. Со слухом у деда Сурена дело столь же печально. Гнилой фашизм в молодости и неурядицы в его огромной семье в старости заставили деда Сурена забыть, что такое острота слуха.

С годами дед Сурен обрел деревянную трость с выпуклой потертой ручкой и сбитым наконечником, а заодно и летящую походку не видящего дороги старца, бегущему в неизвестном ему самому направлении: по кочкам и газонам, по детскому футбольному полю и клумбам с морожеными бархотками.

Сегодня ноги принесли деда Сурена на импровизированную детскую футбольную площадку посмотреть, как защищает ворота своей команды его любимый правнук Андроник. Догло хрустя октябрьской сухой листвой, дед Сурен вычислял путь к детской футбольной площадке. Часто останавливая свой путь, Сурен близоруко оглядывал окрест, шевелил тростью сухие листья и брел дальше, как опытный шахматный мастер просчитав в уме несколько дальнейших своих шагов.

- Деда! – вне всякой надежды на то, что Сурен услышит его крик, Андроник матерно выплеснул на футбольную площадку свое нетерпеливую досаду.
- Не ходи сюда, деда! Иди домой! – Андроник, чувствуя, что придется покинуть защищаемые ворота и проводить деда туда, откуда тот пришел, закончил свою фразу изысканным русским матом с ярко выраженным армянским акцентом.

Дед Сурен, ничего не разбирая вокруг, полностью дезориентированный гулом октябрьского ветра и ослепительным солнечным светом, разливающим свой энергетический дар деду Сурену прямо на выпуклые линзы очков и кавказский нос, продолжал свой бег, разминая тросточкой и спортивными кроссовками ADIDAS остатки бархоток на газоне, ведущему к футбольному полю. Деда Сурена, видимо, забавляло давить ногами все, что под них попадало, старой своей кожей чувствовать свежий порывистый ветер и брести вперед, математически вычисляя дальнейший маршрут.

Как раз в тот момент, когда Андроник уже решил покинуть игру и заняться дедом, Сурен сделал еще одну остановку, цель которой заключалась в том, чтобы найти в одном из карманов своего спортивного костюма большой носовой платок, вытереть им вспотевший от солнца нос, а заодно выбить из волосатой старой ноздри соплю.

- Вай, тваю мать, - дед Сурен даже озвучил свою мысль. Руки деда, старые и морщинистые с большими и желтыми от сигарет "Прима" ногтями, полезли изучать содержимое своих карманов, то и дело демонстрируя прохожим доставаемые предметы: коробок спичек, автобусные билеты, мелкие монетки и целые горсти табачного барахла.
- Гидеж пляток, вай тваю мать? – раздраженно вырвалось вместе со слюной из уст деда Сурена.

И в этот момент все вдруг стало другим: желтый осенний свет, таящий в себе элементы реальности, резко стал багровым и тусклым, как горсточки рябины на солнце. Слух деда Сурена прорезал резкий женский визг откуда-то сверху, в непосредственной полноте режущего острой болью в ушах октябрьского ясно-багряного неба. Дед Сурен почувствовал холод в спине и резкий удар в голову.
- Вай, тваю мать, - вышло какой-то раздраженной кашей из горла деда Сурена.

В его старую мудрую голову господь Бог решил запустить со скоростью света тяжелый футбольный мяч.

Добавить комментарий

ДРУГОЕ:
Пишите, звЕните, комментируйте, предлагайте на INFO@KYKYK.RU