Только позитивный креатив!

Деревянный орел

Corra


Жил-был себе на белом свете царь. И очень он уважал пословицу "кадры решают все". Вот и окружил себя вокруг такими кадрами, что просто ураган: знахари, сталевары, кузнецы, плотники и прочие артисты своего жанра. Зарплату им, ясен перец, не задерживали, но царь все время требовал от них чего-то новенького. Типа, поразвлечься. Вот они и давали стране угля, каждый в меру сил и степени лизоблюдства.

И как-то раз на крыльца царского дворца, прямо у мусорного бака, столкнулись два таких работника – ювелир и плотник. Были они оба поддатые по случаю дня ВДВ, и начали друг с другом спорить, чья профессия более востребована на рынке труда, кто круче и все такое. Один свою ювелирку в нос другому тыкал, а второй кричал, что за его гробами живая очередь вперед на год расписана по минутам. Дело чуть до драки не дошло. А тут и царь вышел, перекурить. Послушал он мат-перемат, да и сказал: "А об чем спор-то? А ну, сбацайте мне ко вторнику что-нибудь экзотическое. От чьей поделки "вау!" будет громче, тот и на коне. А другому – минус сто к репутации. Чего уставились? Обратный отчет уже пошел – за работу, товарищи!". Забычковал недокуренную "Приму" и свалил. А два товарища пошли похмеляться и приниматься за госзаказ.

Долго они мучились с головной болью, перелистывая затертые до дыр номера журналов "Моделист-конструктор". Но, как известно, профессионализм не пропьешь, и кое-что в мозгах нарисовалось. Они полирнули это дело пивом и начали мастерить чудеса – каждый свое, переписываясь по Скайпу и подкалывая друг друга. А тут в часах кукушка и вторник прокуковала. Завернул каждый свое творение в портянку посвежее, и почапали оба к царю.

А царь уже с утра назначил научный консилиум, и сидел в президиуме, недовольно стуча ложечкой в стакане. Пришли мастера, и собрание началось. Сначала на арену цирка вышел ювелир со своей сольной программой. Он сразу попросил тазик с водой. После этого развернул портянку, где у него сидела утка – золотая, аж спасу нет. 585-я проба, не хухры-мухры. Он пустил ее в таз, та закрякала, замотала лапами и головой, поплыла кругами и даже два раза обделалась изумрудами. Все так и сползли с табуреток от небывалого чуда. Ясное дело, никто не поверил, что она неживая. Пришлось мастеру отверткой отвинчивать инженерную панель и показывать деревенщинам импульсный блок питания, сервоприводы, акустику, распечатку прошивки BIOS и прочие причиндалы древнерусских мастеров. "Царь в шоке", – пробормотал царь и приказал внести эту фразу в протокол заседания.

Вторым номером выступал плотник. Все думали, что он опять удивит всех очередным чудом гробостроения на колесиках, но ошиблись. Он вытряхнул из портянки кучу барахла – деревяшек и железок – и моментом собрал из них модель деревянной птицы (предположительно орла, хотя были некоторые сомнения). После чего включил зажигание, сел на него и дал газу. Орел вместе с изобретателем вылетели в открытое настежь пластиковое окно и начали делать кульбиты, заворачивать и разворачивать петли Нестерова, делать бочки (плотник, как-никак) и барражировать на сверхмалых высотах, распугивая царских курей. У всех челюсти так и попадали в восторге, а у царя даже судороги начались. Изобретатель вернулся в залу, слез с птицы и начал чертить на доске ее летные характеристики. Царь от избытка чувств дал ему звание маршала авиации, отвалил сто рублей и приказал повесить фотографию плотника выше всех на доске почета. А пока все хлопали и возились с доской почета, из сортира вылез царевич, сел на птицу и свалил в туман – только его и видели. И даже инструкцию по вождению в шести томах с собой не взял.

Царь долго сучил ножками от злости, царица тупо валялась без чувств, а толпа месила бедного плотника. Ему пришили терроризм, убийство первой степени, киднэппинг, попытку переворота и прочую ахинею. Впрочем, к чести царя, плотнику выдали две недели срока перед казнью – а вдруг жизнь еще наладится, а кризис кончится? После чего царь лично дал ему в глаз, приложившись хилым кулачонком, и незадачливого изобретателя сунули в блок усиленного режима СИЗО. Праздник рассосался прямо на глазах, и даже беспрерывно гадящая пятикопеечными монетами утка уже не вызывала положительных эмоций. Все разошлись по своим делам, и сцена опустела.

А царевич все летел и летел, зевая и периодически врезаясь в вершины сосен. Управление орлом было не ахти каким замысловатым – знай себе крути джойстик. Топливо, как понимают технически продвинутые читатели, было халявным, и не кончалось никогда (сверхкомпактный ядерный реактор?). Ну и плюс орел еще и крыльями махал чисто колибри, так что того и гляди насморк схватишь. Впрочем, царевич к вечеру жрать захотел, поэтому стал искать любой приличный аэродром под собой. Вскоре таковой нашелся – среди глухого леса виднелась площадка пять на пять метров, аккурат между двумя пнями от вековых елей. Туда он и загремел с воем. Разобрал орла, сложил его запчасти в рюкзак и пошел искать сельпо в лесу. Дуракам везет, и вскоре вышел на лесную заимку, где приютилась избушка. Там жила старушка, и, что немаловажно, только-только сварганила себе нехитрый ужин (фуа-гра из рябчиков, трюфеля в белом соусе, суши и пузырь "Мадеры") и уже искала вставные челюсти. Так что царевич привалил вовремя. Ему без лишних вопросов выдали деревянную расписную ложку, и праздник начался. После он без спроса залез на печку и задал храпака, пугая тараканов. Так и стали жить-поживать, питаясь, чем Бог послал.

Шли дни, и царевич заскучал, без радио-то и телевидения. Шоу ему захотелось. Ну и насчет женского вопросу тоже. Бабка ему выдала карту прилегающих колхозов и лесополос, плюс намекнула, что не очень далеко отседова, в столице местного царя, есть некая Темная Башня. И в ней хранится его дочь, спрятанная от глаз всяких извращенцев и охраняемая каратисткой-нянькой. И хоть эту царевну никто не видел, но папарации как-то справились, и ее мутные фотки, снятые на длиннофокусную видеотехнику, уже давно пылились на городской локальной YouTube. Царевич заценил, и ему понравилось. Собрал он своего орла и полетел к Башне, прямо к окну. А там как раз царевна "Беломор" курила, плюя вниз, на толпу страждущих. Глянули они друг на друга, и пробежала промеж ими искра, и зажглась неописуемая любовь. Такая страстная, что царевна аж поперхнулась. А злая нянька махала нунчаками и метала пуфики из окна, но никак не могла отогнать приставучего летчика. Опосля чего метнулась к царю на доклад, подслушав, где снимает жилье этот бомжара.

Царь был в бешенстве. Родимую дочь – за неизвестного науке бомжа?! Да к нему такие сваты приезжали (с павлинами!) – и те обломились, не пройдя фейс-контроль и не сдав нормы ГТО и IQ! Снарядил он мобильный отряд стрельцов, и те поехали в адрес. Царевича взяли тепленьким, только что из-за стола, где он сидел, почесывая пузо и мечтательно вздыхая. Привезли и сразу бросили в местный Тауэр, назначив ему показательную казнь на утро.

Утром, узнав о грядущем развлечении из СМИ, все население столицы подтянулось к дворцовой площади, где два молдаванина-гастарбайтера уныло складывали виселицу из клинкерного кирпича. Подвезли туда и царевича, и вскоре вся VIP-ложа была занята, а между рядами мельтешили торговцы тыквенными семечками и брюквенной шипучки, предвкушая развитие своего малого и среднего бизнеса.

И вот казнь началась. Но наглый царевич, как обычно, испортил весь четко задуманный сценарий, требуя адвоката и последнее желание. С адвокатом ему не повезло, а вот желание царь с народом поддержали (а вдруг оно неприличное?!). Он попросил принести ему от бабки рюкзак, где у него кое-что кое-где хранится. Местное КГБ тут сплоховало, и дураку выдали его имущество. А царевич мухой собрал орла, сделал царю и народу неплиличный жест руками и рванул к Башне, к своей суженой. Та сиганула ему навстречу, и он в районе третьего этажа поймал ее в объятия. Так, и не распрепляя объятий, они и полетели на историческую родину царевича, который задолжал бабке за свет, газ, холодную воду, лифт, вывоз ТБО и электричество.

Пока суть да дело, прошло аккурат две недели. В БУРе столяр с тоской смотрел на циферблат песочных часов и мысленно материл царя, тупую молодежь, внешнюю и внутреннюю политику, экономику, крыс и тюремную столовую. И вот, за час до казни, в небе послышался вертолетный шум – царевич прибыл вовремя, несмотря на увеличившийся вес конструкции за счет лишней пассажирки. Они влетели прямо в окно дворца, причем царевич успел убрать голову, а царевна – нет, и жестко приложилась башкой о верхнюю раму, разбудив звуком всех обитателей дворца. Все сбежались, а царь с царицею примчались в числе первых. Тут начались ахи и охи, рассказы, быль и небыль, а местами и чистая брехня. Тут же на свободу отпустили столяра, а в качестве компенсации налили ему два по двести и дали закусить. А к вечеру сыграли честную свадебку, где напился не только местный бомонд, но и трудягам и колхозникам кое-что перепало.

И стали они жить-поживать, да сельскую авиацию развивать. И так и живут до сих пор, если не сверзились по пьянке со своего орла не разбились нафиг.

А мораль этой сказки: верь в технический прогресс; кто прошляпил – марш в ликбез!

Добавить комментарий

ДРУГОЕ:
Пишите, звЕните, комментируйте, предлагайте на INFO@KYKYK.RU