Только позитивный креатив!

Птичий язык

Corra

Пародия на старинную сказку на
современный лад.

 

Жила-была в одной древнерусской местности семья. Небедная такая, а даже наоборот -- купеческая. В общем, навороченная. Чай с печеньем, почитай, каждый день трескали. И был у них сынишка, Васятка. Или Василий, чтоб солидней звучало. Рос он вроде бы нормальным, но периодически случались у него закидоны. Впрочем, как показала дальнейшая история, это у него явно было от папки с мамкой.

И вот, значит, жили они не тужили, рабочих и крестьян обкрадывали, как могли, от налогов укрывались да конкурентов душили в прямом и переносном смыслах. А также акции скупали да фальшивыми авизо баловались. Ну чем не жизнь?! Теперь на Руси такие в фаворе. И вот как-то вечером сидит эта образцово-показательная семья, чай пьёт, а хозяин ещё водку трескает и хвалится, сколько он сегодня гнилых пряников монастырскому детскому дому впарил за тройную цену. А на подоконнике клетка стоит, а в ней соловей. И так этот соловей жалостливо стал петь, что даже хозяин наконец заткнулся. И даже заслушался. А будучи пьяным, ещё и прослезился.

"Это чаво ж было-то, а?! Ух, как поёт, мерзавец! Я бы половину своего богатства отдал тому, кто бы мне сказал, о чём он поёт!". Ну ясно, что пьяный за свои слова не отвечает. И вот тут бы пацанёнку дуть свой чай и помалкивать в тряпочку. Но нет ведь, на подвиги его потянуло, погеройствовать захотелось -- а ну как ещё конфету шоколадную дадут? Вот он и ляпнул: "Я вот, вот, к примеру, в курсе, про чё эта пернатая орёт. Я-то их язык сызмальства понимаю, не то что некоторые другие придурки".

За "придурков" он тут же получил ложкой по уху, а так же приказ балаболить дальше. "Ну вот. Поёт он следующее -- этот паренёк будет центральным пацаном, а его родители будут ему прислуживать и бегать на побегушках!". За такой перевод награда была соответствующая -- три дня в чулане не жрамши. А пока он обживал чулан, его родители держали совет.

Папаня долго думал, потом решил: "Я не думаю, что мелкий соврал. Он бы не посмел хамить в лицо. Сдаётся мне, что он сказал правду. А отсюда следует, что для нас может всё закончиться плохо. Предлагаю его замочить, а милиции скажем, что он йогуртом несвежим отравился. Ты что насчёт моего гениального плана, мать, скажешь?" "Злой ты. Не вынесу я вида убийства -- вся испереживаюсь. А ты же знаешь -- я когда переживаю, то жру как ненормальная лошадь, а у меня и так лишних 80 кг!". И тогда они сделали ни вашим, ни нашим. Они дали пацану по башке кочергой, связали, бросили в лодку и отдали её во власть морских волн. А соловей прогрыз клетку и полетел за лодкой (иначе я просто не понимаю, как он смог улететь).

И вот лежит в лодке мальчик, плачет. И холодно ему, и голодно, и верёвки жмут. А тут ещё соловей сидит и квакает ему под руку. И тут навстречу плывёт караван кораблей купца. Не такого уж богатого и отмороженного до кальсон, как папа, но зато более доброго. И пожалел купец мальчонку. Пригрел его, откормил, и даже усыновил. Всем бы так! И начал ему парень пользу приносить. Моральную, естественно.

Раз шли они с грузом по морю, а парень проконсультировался со своей птицей и заявил новому папане: "Слышь, кэп! Ожидается шторм -- от 5 до 7 баллов, ветер западный, с порывами до 40-50 м/с. Я бы посоветовал куда-нибудь ближе к берегу припарковаться! А то до покупателя только дрова доплывут". Но купец сглупил, начал орать, что он старый морской волк, и такие бури на штурвале вертел. Но тут действительно начался шторм, и всю его экономическую эскадру здорово потрепало. Одних только финансовых издержек на 10000 рублёв. А в те времена это ого-го сколько было!

Короче, долго проторчали в доках, пока чинились. Но с тех пор кэп стал больше доверять сыночку. "Не иначе, колдун", -- думал он, глядя на сына в упор в подзорную трубу. А через некоторое время опять парень стал бить тревогу: "Папаша! Опять треба свернуть. И сховаться. Караван пиратов навстречу идёт!". Вот тут-то папа не прошляпил. Свистнул в дудку, и весь его торговый флот спрятался в камышах, пока пираты шли мимо. А в те времена это часто случалось на море -- весёлые злые разбойники резали невесёлых купцов и конвертировали всё их имущество. Только за одни такие предупреждения все как есть стали любить и почитать мальчонку, как свой талисман.

И вот как-то раз пристали они к городу Хвалынску. А тамошний король (вот не знал, что в Хвалынске короли были) совсем сбрендил. В его тереме совсем житья от ворон не стало который год. Представьте себе: бьются в пластиковое окно ворон, ворониха и воронёнок, и орут круглые сутки благим матом. И никто их отвадить не может. (Тут два замечания: как можно ворон друг от друга отличить, и почему бы не решить вопрос с помощью элементарного дробовика?) И так королю эти концерты надоели, что он лично развесил по всему королевству грамоты -- кто заткнёт эту шайку -- получит полцарства плюс королевскую дочь в виде бонуса; кто возьмётся и не сделает -- башку долой. В качестве доказательства последнего прямо рядом с дворцом в канаве лежало уже полсотни голов с недовольными выражениями лиц.

И Вася стал проситься у купца попытать счастья. "Тебе-то зачем? И для королевны ты ещё слишком мелкий! Сиди лучше дома!". Но парень был упёртый. И таки настоял на своём. Припёрся он к королю, записался добровольцем, потаращился минут пять на ворон в небе и почесал башку. "Ну как?", -- спросил король, -- "Палача уже звать, или рано ещё?". "Уже поздно. Спорят эти вороны вот о чём -- никак не могут решить -- воронёнок материн или отцовский? Вот этот идиотский вопрос они тебе и талдычат уже столько лет. Ну-ка -- рассуди их!" "Отцовский!"

"Заметьте, не я это предложил!", -- сказал Вася и прокаркал в небо на вороньем языке. И тут же все вороны свалили в разные стороны. Что тут было-то! Васю сразу во дворец сволокли, подарками закидали. Там он и стал расти. А как вырос -- женили его на королевне и дали генеральную доверенность на полцарства.

А он любил попутешествовать. Причём всё равно куда -- был у него жуткий склероз. Однажды заехал в какое-то село и попросился переночевать в одном богатом доме вместе со своей свитой. Хозяева ему только ноги не целовали -- шустрили как веники. И только после третьего стакана вспомнил он, что хозяева -- его настоящие родители. Вот это ни фига себе память и у них, и у него! Обрадовался он, позабыл про их подлянки и взял с собой в Хвалынск. А пророчество всё-таки сбылось! И стали они жить-поживать, да с курями болтать.

А мораль этой сказки: не всякого урода -- за шкирку и в воду.

Добавить комментарий

ДРУГОЕ:
Пишите, звЕните, комментируйте, предлагайте на INFO@KYKYK.RU