Только позитивный креатив!

Медведь -- липовая нога

Corra

Пародия на сказку. Даже из
бесперспективных сказок можно сделать
что-то убойное. Читаем результат...

 

Вот ещё один образец сказки, которая прямо вопила о том, чтобы её переделали. Потому как в оригинале она многого не добрала -- то ли сказочник схалтурил, то ли его монголо-татары в плен невовремя взяли, да до сих пор не вернули, даже в виде компенсации. Я всегда шёл навстречу пожеланиям трудящихся древних копирайтеров, особенно когда меня никто ни о чём не просил, и поэтому отказать автору никак не мог. А может, это во мне банальная жадность проснулась. Как говорится, тащи с пепелища каждый гвоздь к себе в норку. Тем более ну кто сейчас читает сказки? Ну, пара сотен людей во всём мире. Да ещё дети, которым, как показывает практика, не сказки вовсе нужны. А если и сказки, то такие, что слова к ним доброго не подберёшь. Ну что, надоело слушать дурацкие сентенции? А мне вот нет -- надо же количество букв добирать. Но не волнуйтесь, я знаю меру, а также знаю, что современный читатель не любит читать много букв -- у него от этого непроходимость мозга наступает. Ридингофобия, как уточняют патологоанатомы. Но ничего, зато я приготовил дальше для вас самые смешные буквы.

Жил-был дед со своею старухой. Пенсия у них была с гулькин клюв, и им приходилось проектировать собственную продовольственную программу. Да не в тиши кабинетов Кремля, а в самом что ни на есть грязном огороде, где на своих шести сотках эти старые оборванцы проявляли чудеса техники выживания. В этот год они экспериментировали с озимой репой. Урожай грозился быть большим, что гарантировало нашим пенсионерам сытую зиму, правда, с унылым и однообразным меню. Но на лобстеров у них средствов всё равно не было, так что не до кулинарных капризов. Старуха, правда, постоянно ныла, что пельмешков ей хочется, как в беззаботном детстве. А может, она и врала -- кто там сейчас проверит, чего ей в детстве нямкать приходилось. И вот старик дождался, наконец, дня, когда то ли репа окончательно выросла, то ли ему от голода совсем невмоготу стало. Пошёл в огород, да давай тянуть самую большую. Тянет-потянет, а вытянуть не может. Вы, может, подумали, что я сказки перепутал? Если бы. Просто у старика подагрический артрит был, а с бабкой он предпочитал лишний раз не связываться. Плюнул он на это дело, и пошёл в ближайший салун -- нажраться с горя. А в этот момент через плетень перелез медведь, да давай репу тырить. У него в одной сказке с вершками и корешками неудачно сложилось, так эта сволочь пролезла в нашу сказку, чтобы витаминами отовариться. Дед пришёл пьяненький -- а половину урожая как корова языком слизала. Долго он кричал в холодное осеннее небо разные слова, не внесённые в словарь русского языка. Но это не помогло. Тогда он вспомнил, как в молодости был пограничником на новгородской границе, взял топор и вырыл им себе окоп в полный профиль. Зашхерился там и стал ждать супостата, поглядывая в прибор ночного видения. А медведю добыча малой показалась, и он опять припрыгал. Преступников же тянет на место приступления, так ведь? Влез он в огород, достал мешки и стал дёргать репу. А старик как выпрыгнет из окопа, как заорёт: "Кыш, насекомая!". И, как Чингачгук, метнул свой увесистый томагавк. И довольно удачно -- тот отчекрыжил медведю заднюю лапу. Правда, не указано, левую или правую. Медведь почувствовал, что он неправ, и удалился с поля боя в лазарет. Там как раз поблизости квартировала чёртова служба из госпиталя M.A.S.H, и доблестные хирурги без лишней суеты сбацали ему искусственную лапу из липы. Из неё ещё смешные ложки деревянные вырезают, которые в рот не пролезают, но зато дешевле получилось, чем титановую заказывать, а у медведя даже медицинской страховки не было. В общем, оказали ему первую помощь, да попросили на выход. И тут медведь почувствовал себя одиноким, несчастным и огорчённым инвалидом. Решил он разобраться со своими обидчиками. Взял он дубинку поувесистей и пошёл на рандеву с дедом. А у стариков в этот вечер было самое веселье -- в кои-то веки на столе мясное появилось! Бабка прямо как в воду глядела. Она ободрала шкуру с честно отбитой в бою лапы и крутила медвежьи пельмешки. А шкурой обвязала поясницу от ревматизма. Крутит, значится, пельмешки, а сама песни поёт (это она втихаря от старика накатила стакан "Кагора"). Подошёл медведь к избе и начал орать:

Однажды в студёную зимнюю пору
Мне ногу пришили с доски от забора,
И мне бы хотелось услышать ответ:
У вас не готовят медвежьих котлет?

Услыхали старики эту песню, задрожали, как осиновые шишки. Попрятались в избе кто где, даже не успели набрать 911. Только успели громкость на керосиновой лампе прикрутить да газ потише под кастрюлей с пельменями сделать. А медведь уж тут как тут -- влез в хату и давай хулиганить и мебель ломать. Но старики были опытными партизанами, и медведь их не нашёл. Зато он нашёл на свою пятую точку новое приключение -- от своего веса провалился в подполье (в сказке так и написано). Подполья в те времена большие были: там и медведи могли поместиться, и революционеры, а если немного потесниться, то место ещё и социал-демократам оставалось, и эсэрам, и парочке народовольцев. И тут автор опять наврал, написав, что, мол, прибежали соседи, да медведя замочили. Кто бы им разрешил? У них и лицензии-то не было. На самом деле прибыли компетентные органы с представителями "зелёных", медведя аккуратно повязали, подлечили и поместили в московский зоопарк, где он сейчас и находится. Не верите? Съездите сами в Москве на Большую Грузинскую ул., дом 1, и проверьте, прежде чем подозревать.

А мораль этой сказки: хочешь жрать -- умей вертеться.

Добавить комментарий

ДРУГОЕ:
Пишите, звЕните, комментируйте, предлагайте на INFO@KYKYK.RU