Только позитивный креатив!

Иван-царевич и Серый Волк

Corra

Пародия на сказки.

 

Это было в те стародавние времена, когда каждый хмырь, наворовавший досок и оградивший свой огород с редькой от других, именовался царём. Царства тогда были маленькие и смешные. Цари сами делали себе короны, присваивали звания, но в остальном были как обычные люди: бухали, воевали и валялись в канавах без штанов.

У одного такого царька, Берендея, было три сына. Старших, само собой, никак не звали вообще, а младший был Иван. И была у царя яблоня. А яблоки на ней росли вкусные-превкусные. Царь уже прикидывал, как к осени яблочного вина из них нагнать, как случилось несчастье – кто-то начал те яблоки тырить с особым цинизмом. Что ни ночь – полведра нету. Что за дела?! Взбеленился царь, вызвал сыновей и обрисовал им этот экономический кризис. Похоже, вызывать больше было некого.

Сыновья, естественно, решили повыпендриваться. Ещё бы, кому-то из них доверенность на царство надо было принимать, а подвигов в их аккаунте – ноль целых ноль десятых. Вот старший брат и пошёл в ночное, врага выслеживать. Ходил-ходил, потом решил оптимизировать затраты энергии – короче, лёг и уснул. А на утро с наглой рожей припёрся к папане на доклад. "Знать ничего не знаю, никого не видел!". А между тем не только полведра яблок ещё пропало, но и под деревом кто-то нагадил.

На вторую ночь на шухере стоял средний брат. Сначала он спать не хотел, но затем пересилил себя. И опять такая же петрушка – фрукты пропали, две ветки сломали. Царь посмотрел на Ивана, как на последнюю надежду, но уж и говорить ничего не стал. Типа, обиделся.

Это обстоятельство Ивана задело. "Ишь ты, недоверчивый ты наш!", - подумал он и стал бдить под яблоней по-честному, хотя припёрся туда сначала с раскладушкой. И вот бдит он, бдит, и ровно в 00:01 стало ярко в саду, как от фар локомотива. На яблоню спустилась птица невиданной красоты: большая, пухлая, вся светится. Но при этом жрёт яблоки, как соковыжималка, которую неделю не кормили. Иван подполз поближе и хвать её за хвост! Тут же вся шапка Ивана оказалась белая, птица улетела на северо-северо-восток, а в руке доморощенного секьюрити осталось золотое перо, всё покрытое копирайтами и логотипами, со встроенными светодиодами.

Утром отнёс Ваня папе сие достояние и рассказал про случившееся. Царь перо себе в корону вставил и стал похож на рязанского индейца. Уж очень оно ему понравилось, прямо-таки не насмотрится. Даже с лица спал. И вот через некоторое время вызвал опять сыновей и сказал им: "Окажите-ка мне ещё одну любезность, сыночки. Отыщите мне эту птицу золотую – хочу небольшую птицеферму сбацать, а золотые яйца в другие сказки продавать". Делать нечего, пришлось сыновьям собираться и сухари на дорогу сушить. А также коней искать, от коммунальных платежей отписываться и роуминг подключать. И вот они поехали. Старший сын поехал налево, средний – направо, а Иван – вообще в другую сторону. И всю дорогу грыз сухари и пел шансон.

И вот ехал он, ехал, и надоело ему это бесперспективное занятие. Тем более что он с собой глобус не взял. Привязал он коня к опоре ЛЭП и спать завалился. Проснулся, а коня-то и нет – одни косточки лежат, а рядом одноразовая посуда. Совсем у парня энтузиазм пропал. Ещё бы – на 11 трамвае пилить! Ну и пошёл. А сухари уж кончаются, и Луна зловеще смотрит, как в фильме ужасов.

И тут навстречу ему – Серый Волк. "Куда это ты идёшь, да ещё с таким суицидальным лицом?", - спрашивает Волк. "Послал нас батя Жар-птицу добывать. А я вот малость с транспортным средством промахнулся". "Э, брат, извини! Это я твою лошадь оприходовал. Уж больно жрать хотелось. Выходит, я теперь за тебя в ответе. Ну и ладно, садись на меня верхом – я типа знаю, куда скакать. Только за уши сильно не дёргай, а то за попу укушу!"

Сел на него Иван и заорал "цоб цобэ". И Волк влупил первую космическую скорость, у Вани аж уши заложило. Вмиг домчали они до какого-то забора. Волк говорит: "Перелезь забор, только штаны об колючую проволоку не порви. Там стоит терем, весь запертый, а окно – нараспашку. Там, на окне в клетке сидит твоя курица. Только до клетки не дотрагивайся, а то током шибанёт!"

И Иван полез. Штаны-то он, конечно, порвал, да не раз, но до клетки дошёл. Стоит перед клеткой и думает: "Это как же изъять тело из клетки, не дотронувшись до неё? Это даже сложнее, чем на китайском сайте зарегистрироваться!" И так подлазил, и так, но таки дотронулся. И как его шибанёт 220 вольт! Он как заорёт! Прибежали заспанные охранники, повязали его и потащили к царю Афрону.

"Япона мать! Хотел мою курицу стырить!". "А чего она наши яблоки хавала?!". "Да жрать хотела! Видал, в какую даль летала. У нас, вишь, с продуктами промашка вышла – картошка не выросла. Мы уже цельный год одной ботвой питаемся. Ну ладно, фиг с тобой. На первый раз прощаю. Вот тебе новый квест – ехай вот по этому адресу – там царь Кусман живёт. И у него конь есть златогривый. Вот его-то я на свою эксклюзивную курицу и поменяю!".

Вышел Иван за ворота, поплакался Волку. "А ничего, поехали – мы в ответе за тех, кого приручили, а не схарчили". И поехали они за конём. Приехали к очередному забору. Там надписи грозные на заборе были написаны, только Ивану читать влом было. Волк ему: "Полезай опять, диверсант ты наш неуклюжий! Там конюшня с конём. Только уздечку не трогай – она к охранному пульту подключена!"

Опять полез Иван, и опять в штанах – три новых дырки. Пробрался в конюшню, залюбовался на коня. Но, похоже, в его роду либо цыгане были, либо клептоманы, либо идиоты – не справился он с искушением, и цапанул уздечку, уж больно она красивая была! И тут завыла сигнализация, понабежали шкафы с помповухами, повязали Ивана и повели к царю, к Кусману. Тот обложил Ивана матом, даже изволил три раза по морде дать. Но потом остыл, выпил и даже стал жаловаться царевичу на свои сексуальные проблемы: "Есть тут у одного царя, Далмата, дочь – Елена Прекрасная. Ты мне её привези, а я уж тебе коня просто так задарю. Зуб даю! Ну ты сам прикинь – женщина-то лучше, чем конь!". Иван согласился с его аргументами, потёр фингал под глазом и пошёл к Волку плакаться в жилетку.

А тот уже сам не рад, что ввязался в это гиблое дело, да ещё взял в напарники дебила. Но делать нечего. Как говорится, семь раз налей – один отпей. Поехали они к Далмату. Приехали. Иван было дёрнулся опять куда-то лезть, но Волк цыкнул на него: "Остынь, чёрт безрукий! Я сам на дело пойду". Иван завалился дрыхать, а Волк пробрался в сад, где гуляла Елена со всей своей свитой, и спрятался в кустах. И как только девушка отстала от своих приятельниц на сотню метров – Волк выскочил из кустов, прикопал там что-то задними лапами, схватил Елену – и тягу! Никто даже "911" не успел вызвать.

А Волк добежал до Ивана, разбудил его и обрадовал: "Держи свою кикимору – она мне все почки отдавила!". Но кое-как поехали к царю Кусману. А Иван-то пригорюнился, хныкать начал да ножками сучить. "Что, Иван, некомфортно ехать али в туалет хочешь?". "Да нет – жалко такую шмару какому-то лоху отдавать! Я бы и сам не прочь на ней жаниться!" "Да базару нет! Я ж волшебный Волк, или ты ещё не понял? Тогда зацени – я ж тобой на старославянском шпарю! Для меня любой облик принять – как два байта переслать!"

Итак, спрятали они Елену Долматовну Прекрасную в кустах, обмотали скотчем, а Волк в неё превратился. Иван повёл этого суррогата к царю, сдал под расписку и принял "коня в количестве одной штуки, с уздечкой б/у, всего такого тюнингованного". И уехал к заложнице. А Волк отплясал на свадьбе, сожрал все, что к тарелкам не было приклеено, и в первую брачную ночь показал царю своё истинное рыло. Царь спужался и брякнулся в обморок, а Волк, хихикая, побежал к Ивану с Еленой.

А те, сволочи, уже подружились, и наглядеться друг на друга не могут. Два сапога – шайка. Поехали они сдавать коня царю Афрону. И опять Иван начал в детской истерике биться и головой по деревьям стучать. "Чего тебе опять приспичило?", - спросил Волк. "Да коняшку жалко. Афрон его с голодухи сожрёт – вот те крест – сожрёт. А я коня хочу такого! Дайте!!!"

Ну что с кретином сделаешь? Опять Волк применил свой фирменный приём с переодеванием в чужую личину, и Ваня с умной мордой обменял его на Жар-птицу. А сам сделал ноги. Царь Афрон только-только хотел обкатать коня, как тот превратился опять в Волка и побежал догонять наших Бонни и Клайда. А царь от увиденного стал на всю жизнь заикой.

Догнал волк наших героев и поспешил откланяться, пока его опять во что-нибудь криминальное не впутали. "И так, считай, рейтинг мой сильно снизился", - заявил Волк и попрыгал своей дорогой. "Ну и вали", - ответил Иван-царевич и сплюнул на дорогу. А Волк оглянулся и прошипел: "Ещё свидимся, сволочь!"

И поехал Иван с ворованным имуществом бате хвалиться. Но чуть-чуть не доехал, километров так двадцать. Остановились отдохнуть, пикничок организовать. У Ивана с собой каменной твёрдости пряники были, а Елена воды из лужи надыбала. Поели они и легли почивать поперёк проезжей части. А тут как раз два старших брата трюхают. Они много где были, да только зря проездили. Увидели они спящую парочку и ценное имущество при них. И задумали они смертоубийство совершить с предварительным сговором. Словом, зарезали они Ивана как собаку, да ещё в искусстве расчленёнки поэкспериментировали. Забрали Жар-птицу, коня и Елену и поехали домой. А Елене сказали: "Что видела – забудь. А то бритвой по горлу – и в колодец!" Она и притушила свою звуковую лампу.

И тут как назло на место преступления раньше ментов прискакал Волк. Всё ему неймётся. Смотрит – а уже вороны себе стол над останками накрывают. Поймал он ворона с воронёнком в заложники. Ворону сказал: "Вали куда хочешь, но принеси мне децал живой и мёртвой воды. А то твой сынок пешком домой пойдёт!" Ворон каркнул во всё воронье горло и улетел. Через час припёрся с добычей – двумя полторашками. Волк облил мёртвой водой запчасти Вани – они срослись. Стал он похож на спящего – только что не храпит. Окатил живой водой – и покойничек ожил и сразу стал скандалить, жаловаться и буйно себя вести. Ну чисто зомби. Объяснил ему Волк текущую политическую обстановку. Поскакали они вслед братьям, поймали и загрызли. Есть сведения, что и Иван тоже в этом участвовал. И уж тогда Волк окончательно попрощался с нашей бандой.

А Иван припёр всё барахло домой и рассказал всё папе. Тот сначала поплакал, а потом вроде успокоился – прижал к себе Жар-птицу, залез на коня и стал глупо хихикать. А Иван с Еленой поженились и стали жить-поживать, да вызов в прокуратуру ожидать.

А мораль этой сказки: жлоб жлобам не товарищ, не друг, но брат.

Добавить комментарий

ДРУГОЕ:
Пишите, звЕните, комментируйте, предлагайте на INFO@KYKYK.RU