Только позитивный креатив!

Царевна-Лягушка

Corra

Пародия на сказки

 

Жил-был царь, страшно тупой и жадный. И было у него три сына, все три – идиоты. Но у младшего хоть имя имелось – Иван, а остальные с прочерком в паспорте ходили. И, что странно, все трое выросли и решили жениться. Папаня перечить им не стал, тем более что царство-то было на него записано. В те далекие времена толпы оголтелых царевичей и царевен шлялись по Руси: побирались, воровали и вели аморальный облик – царств на всех не хватало. Ну, вы фильм "Ватель" смотрели, сами должны понимать. Хоть оно и Франция, конечно, но аналогия полная. Ну, это так, к сведению.

И вот папа выдал сыновьям по арбалету и велел идти в чистое поле и стрелять куда попало. Первый стрелял-стрелял, но так до края поля не дострелил. Пришлось жениться ему на дочке местного агронома, за которым это поле числилось. Второй попал стрелой в монтера на столбе, и ему пришлось жениться на его вдове. Стрелы младшего сдул ветер, и они ковровым стрелометанием покрыли территорию местного болота, где компактно проживали лягушки зеленые обыкновенные. И вот к нему припрыгало с сотню лягушек, и у каждой в зубах стрела зажата. Иван-царевич меланхолично выбрал первую попавшуюся, повертел ее за лапку и сунул в карман. Опосля удалился, давя тех лягушек, которые не прошли кастинг.

Братья и отец посмеялись над ним, хотя и самих не все в шоколаде было. Съездили в ЗАГС, оформили все по понятиям, сварганили честну свадебку, выхлебали весь местный самогон и разбрелись кто куда. Но старшим братьям хоть было чем с женами заняться, а Ивану и тут не пофартило – животная прямо-таки никакая – с ней и не ляжешь, ни в телегу не впряжешь. Кинул ее угол – пусть тараканов жрет.

А царю стало скучно без детей, и стал он им разные похабные конкурсы выдумывать. Чтобы бытовые способности жен ихних выявить якобы. Сначала приказал всем к утру сшить по рубашке. Типа, последнюю донашивает. Старшие сыновья кинулись к своим благоверным, дали им заказ и завалились смотреть футбол по телевизору. А Иван пожарил сам себе яичницу, надул через соломинку свою лягушку и спросил, мол, мы-то с тобой что делать будем – Зайцеву писать или сразу Гуччи? Так до них письмо будет три года идти. И вдруг лягушка сбросила кожу, превратилась в царевну Василису Премудрую. Красивую такую, аж смотреть страшно. И она сказала ему: "Видал, какая маскировка клевая? Я еще не то могу, тока бабки плати". Обрадовался наш дурачок. Теперь его никто не смог бы обвинить в зоофилии. И он тут же заставил ее сбегать в магазин, сварить щи на неделю, пропылесосить избу и выстирать портки. А потом припер ей ржавую машинку Зингера и велел к утру сбацать рубашку для царя. Она полночи стрекотала что-то из обтирочного х/б, а потом опять превратилась в лягушку. На следующий день сыновья приперли изделия легкой промышленности папане. Рубашку от старшего сына царь надел сначала вроде наизнанку, потом переодел, а она все равно оказалась наизнанку, да еще карман кверху ногами. Огорчился он и дал старшему сыну в ухо. Надел рубашку среднего сына, а в рукава попасть руками не смог, да еще на пузе она не застегнулась. Плюнул он на нее и дал среднему сыну подзатыльник. Потом надел рубашку "от Ивана" и подивился: красивая, стильная, не боится стирки и глажки, не линяет и нет катышков. Да еще пальмами вышита и заграничными надписями. Похвалил он младшего и дал ему пятак на водку. И сделал следующий заказ – испечь чего-нибудь хлебобулочного (кроме торта, а то изжога). Старшие поскакали домой, дали своим женам в бубен за плохое место, завоеванное в конкурсе, дали новое задание и завалились на диван смотреть ТНТ. А младший чего-то расклеился и начал плакать еще за три квартала до дома. Лягушка превратилась в Василису и утешила его – погладила по голове и дала вкусную конфету. Где она их брала – черт ее знает... Пожаловался Иван на папу, а жена его успокоила и уложила спать на печку. С утра сыновья опять притащились к папане, ему подали кофий прямо в постель. Он потер ручки, подмигнул и приказал старшему подавать вкусности. Хлебом старшего он подавился, хлеба среднего он испугался и даже пробовать не стал, а круассаны с малиной от младшего слопал не жуя. Вытер подушкой перепачканную морду и сказал: "Ну, вы, блин, даете. Слов нет. Давайте завтра устроим скромный семейный сэйшн – только для своих. Приводите своих жен. А то я или чего в людях не понимаю, или одно из двух". Тут у него живот непонятно от чего прихватило, и он убежал.

Теперь Иван заплакал аж за шесть кварталов до дома. Чего-то его жена финтит, от людей прячется. А что ему завтра-то делать? Земноводную в кармане тащить? Подождал он, пока лягушка мух нажрется и опять в красавицу превратится. Опять его Василиса успокоила. "Не боись. За меня стыдно не будет. Ты, главное, сам не забудь ширинку застегнуть, вот как сегодня забыл". И к следующему вечеру у царя собрался полный кворум со шведским столом. Стол был хороший – крепкий и длинный. Импорт, как-никак. Жены старших нарядились в парчи и кумачи, накрасились и растягивали ротовые отверстия в улыбки. А жена младшего была вся холодная, загадочная и неприступная, в зеленом водолазном гидрокостюме с ластами и маске со стразами. Словом, произвела настоящий фурор на местных модниц. И она им даже показала пару фирменных фокусов от Копперфильда. Все были в шоке. А пока все были в шоке, Иван метнулся на такси до дома, нашел лягушачью кожу жены и сжег ее. Пришла Василиса домой в полчетвертого ночи и поддатая, увидела в камине остатки кожи и заплакала: "Ну что же ты наделал, валенок нечерноземный? У меня испытательный срок через три дня должен был кончиться. А теперь опять на зону из-за тебя. Ну спасибочки тебе. Каша гороховая в печке, чистые трусы на печке, ключи от дома на гвоздике. Жди меня, и я вернусь – токма очень жди". Превратилась в ворону, ударилась шесть разов в пластиковое окно, пока не нашла форточку, и улетела в ночное небо. Заплакал в очередной раз Иван и ушел в глубокий запой на месяц. Потом вроде очухался, стал по милициям звонить и частных сыщиков нанимать. Но опаньки. Пока милиция искала жену, у ей самой центральный офис обнесли. А сыщики заломили страшные цены. А откуда деньги у простого русского царевича? Он же не олигарх какой. И пришлось ему самому снаряжаться в путь – милую искать. Собрал все барахлишко, что от жены осталось, и отправился в путь.

Долго ли, коротко ли шел, но устал на пятом километре. И куда идти – непонятно. Вдруг навстречу ему милицейский патруль. Куда идешь, спрашивают. Рассказал им Иван про жену и прочие неприятности. Пожалели сержанты дурака. Дали ему промеж глаз волшебной дубинкой и говорят: беги быстрей – пока звездочки в глазах светятся – на них и иди. Поблагодарил Иван мудрых витязей и побежал, чуть пошатываясь. Наконец звездочки кончились, и он понял, что опять заблудился в каком-то лесу. Да еще и жрать охота. А тут навстречу медведь. Хотел его застрелить Иван, но медведь начал просить его о пощаде. Пригодится он ему, дескать. Ага, после дождика в четверг. Тут с людей долги по три года ждать приходится, а он тут фигню лепит о милосердии. Словом, убил он медведя и съел. Пошел дальше. Когда медведь в организме свое отработал, опять заголодал. Смотрит – заяц навстречу. Иван кинулся на косого, но тот завопил, что тоже ему пригодится. "Пригодишься в качестве калорий", – ответил ему Иван и приготовил из зайца рагу из кролика. Идет дальше. И опять его на хавчик пробило, аж колени трясутся. Видать, еще и гриппом заячьим простудился. Смотрит – утка лежит в камышах посреди степи. Но он ее есть не стал, потому как была она санитарной. Наконец степь кончилась и тут же началось море. А на берегу моря лежит щука и говорит: "Какой дурак меня сунул в синее море? Отнесите меня в пресноводный водоем, и я вам пригожусь – зуб даю". В этот вечер была у Ивана классная уха, да еще на утро осталось.

Еще через пару дней нашел он избушку Бабы-Яги. Вперся в хату, не здороваясь, и начал выспрашивать, где его жена и с кем. Хотела его Яга съесть, но он оплатил ей абонемент в сауну и столик в ресторане, и та подобрела. Особенно после того, как Иван повертел в руках бейсбольную биту. "Жена твоя находится в доме Кощея Бессмертного. Чего она там делает, никто не знает, но музыка у него дома до трех ночи играет каждый день. Я уж и участковому жаловалась, и ухи ватой затыкала – ничего не помогает. Кощей – крутой авторитет, с тобой даже базлать не будет. Действовать против него можно разными путями. Лучше всего – подвести под статью, но бабок у него немеряно, и он откупится. Второй способ – украсть у него бабки. Бабки лежат в банковской ячейке, ячейка в подвале, подвал в банке, банк в Цюрихе, а Цюрих в Швейцарии. Ну и третий способ – тупо мочкануть его по беспределу. Выберите нужный вариант ответа". Подумал Иван, глянул на глобус, прикинул на пальцах расстояние до Швейцарии, и выбрал способ номер три. "Правильный ответ", – сказала Баба-Яга. – "У меня в этом деле тоже кой-какой интерес имеется. Так что получи сувенир лично от меня". И выдала ему винтовку СВД и два цинка патронов к ней. Поблагодарил Иван Ягу и почесал к дому Кощея. Тот на террасе как раз сидел и биржевые сводки анализировал за рюмкой "Камю". Ну и влупил ему Иванушка обойму прямо в башку. И пришел Кощею карачун, потому что сказка сказкою, а когда голова в лоскуты – это вам не хухры-мухры. Так и помер проклятый гад. Тут же все его проклятия были объявлены недействительными, и Иван нашел свою жену в человеческом облике. Правда, почему-то на третьем этаже, в спальне. И они тут же помирились. А потом собрали все ценные бумаги, побрякушки, черный нал и пошли домой, а так как с ним была Василиса, то они не заблудились – шли по трамвайным путям, никуда не сворачивая. И жили почему-то долго и счастливо.

А мораль этой сказки: ты по жизни не тупи – СВД себе купи.

Добавить комментарий

ДРУГОЕ:
Пишите, звЕните, комментируйте, предлагайте на INFO@KYKYK.RU