Только позитивный креатив!

Про кота Федю и желтый палас

Dreamov

Обозначая проблему, изначально следует сказать пару слов о предмете, так называемой, домашней дисциплины, строго регламентирующей весь порядок вещей и явлений в доме. Дисциплина – штука сложная, но в бытовых условиях просто необходимая: без дисциплины дом рискует превратиться в анархический бедлам или лагерь хиппи. В нашем доме, например, с этим утверждением согласны все, исключая Федора, существа капризного и нежного, как мясо свежего лосося или цветок подснежника под снежным завалом.

Дисциплине кот Федор, несмотря на все старания хозяев, оказался совершенно не обучаем, поэтому на все вещи в доме Федор смотрел по-своему, по-хозяйски, порой нагло демонстрируя свою собственную активную жизненную позицию, слабо вяжущуюся с представлениями о конкретных вещах у своих хозяев.

По соображениям дисциплины, у каждого бытового предмета должно быть свое назначение: у телевизора – показывать новости, у балкона – хранить в себе консервацию и лыжи, у желтого паласа в зале – служить целям комфорта и приносить приятные ощущения нашим голым ногам.

А вот у кота Федора, в молодости отличавшегося непоседливым характером и темпераментом холерика, о нашем желтом напольном паласе имелось совсем другое представление.

Ковер служил этому непоседливому существу чем-то вроде отхожего места, несмотря на то, что этот крупнейший предмет домашнего обихода располагался прямо по центру залы. Трудно уже вспомнить, по какой объективной причине Федор выработал в себе подобное отношение к паласу. Весьма вероятным объяснением стало бы то, что палас, ввиду толщины своего ворса и общей своей неимоверной тяжести чистился крайне редко и посему, вероятно, не мог озонировать зальное пространство. Но, как бы то ни было, гадил кот практически стопроцентно именно на желтый напольный палас и даже слушать не хотел ни о каком другом месте для испражнений.

По большому ходил Федор в молодости часто, поскольку жрал кильку за троих и не скупился ни на ввод питательных веществ в собственный организм, ни на их вывод. К предмету вывода переработанной пищевой продукции из собственного объемного организма Федор подходи деликатно: продукты переработки пищи аккуратно заворачивались в уголок паласа, издали напоминая изысканное кулинарное блюдо. После изготовления таких блинчиков кот нагромождал на его поверхность кучу всякого бумажного барахла, в обилии возлежащего на письменном столе, и принимался палить собственное преступление, раздирая мощными мужскими когтями не задействованную в ходе изготовления блинчика ковровую поверхность.

Продолжались эти кулинарные упражнения около двух месяцев. По их истечении хозяевам пришлось неоднократно истолковывать кулинару методом грубого физического воздействия истинную принадлежность паласа. Насилие, разумно применяемое хозяевами в умеренных дозах в течение нескольких дней, деформировало представление Федора о правилах приватной дефекации, и справедливость восторжествовала.

Закалился и Федин характер. Именно с тех пор он стал непременно смотреть в глаза своим хозяевам даже при приеме пищи. А желтый палас, служивший некогда предметом гордости хозяев, пришлось выкинуть и завести новый, а заодно и прибить таковой к полу еврогвоздями.

Добавить комментарий

ДРУГОЕ:
Пишите, звЕните, комментируйте, предлагайте на INFO@KYKYK.RU