Только позитивный креатив!

Упражнение на честность

E.Dimko

Вот вы, милые мои читатели, считаете себя честным человеком? Ну, ладно, ладно, не отвечайте, верю, что честнее не бывает. Я сам такой же честный от пера на шляпе до колючих шпор на сапогах. Что, не верите, будто я шпоры ношу? И правильно, потому что уже не ношу. По крайней мере, в местах общественно-административных. Домой прихожу, сразу же прыгаю в любимые ботфорты и шляпу кривополую на макушку натягиваю, обязательно. А там – нет. Потому что очень неудобно в таком мушкетерском облачении взятки давать, совесть ёкает. А я себе зарок дал. Отныне, везде, где только можно обойтись взяткой, я и буду обходиться ею. Потому что сил моих больше нет...

Справки нужны нам всегда везде и помногу. Сколько об этом сказано, написано и выкричано. Сколько в переводе на кубометры древесины выдано этих ненужных бумажек, которые никто не читает, а только бегло просматривает. Сколько лесов можно было бы сберечь и сколько пионеро-часов перебросить со сбора макулатуры на перевод через дорогу бабушек. Статистика по этому поводу справок не выписывает.

Худшие справки – справки медицинские. Их даже прочесть невозможно. Никому, кроме самих медиков язык этот недоступен, да и они в половине случаев о том, что хотел сказать другой доктор, лишь по контексту догадываются.

Ну, если человек болеет, то это еще, куда ни шло. Тут выбора нет. Заболел – справка, подлечился – выписка. И на работе показать и себе на память, чтоб потом другого врача удивить было чем. Но зачем, скажите мне на милость, здоровому человеку это нужно? А нужно регулярно. Или на работу решил устроиться или права получить или, скажем, ружжо себе купить, чтоб в беззащитных зверушек пострелять. Везде справку. И не от одного врача, а от целой медицинской комиссии.

Понятное дело, что за все это нужно платить. Но почему нужно еще и мучиться? Стоять в очередях, слушая ее воробьиный гомон, заходить в кабинет, выходить из кабинета, бежать в другой кабинет, из другого быть посланным в третий. Если все это можно просто купить. Сесть дома, задрать ноги на стол, взять в руки телефонную трубку и заказать:
– Мне, пожалуйста, медицинскую справку на права. С ветчиной, оливками и без кетчупа. Не вздумайте привезти холодную, чаевых не получите.

И привезут готовую, свежей типографской краской благоухающую. Только денег давай. Но шпоры при этом придется снять. Шпоры и деньги за справку – несовместимы почему-то. А я шпоры очень люблю. Поэтому решил сделать, как положено, по-честному. Дурак, скажете? Дурак и есть, кто спорит.

Первым делом нужно ехать к доктору по сумасшествиям, психиатру то есть. Сидит этот кладезь мозговых нарушений, конечно же там, где ему и полагается, в психдиспансере. Одно это способно вызвать душевный трепет и множественные сомнения. Сомнения обязательно появятся, потому что "считать себя нормальным – уже сумасшествие", а переступая порог подобного заведения мимо воли, начинаешь думать: а вдруг? Вдруг все эти годы ходил ты гусем хрустальным, а тут за пятнадцать минут окажется, что скрытый псих. И ведь это бы многое объяснило: глупые мысли, странные решения, нелогичные поступки. Стало бы ясно, почему все вокруг сложилось именно так, а не иначе.

Стучу, открываю, вхожу. Сидит, смотрит. Молодой еще, с рыжей бородой, худющий, как Христос, глаза хитрые-хитрые. Сквозь голову меня взглядом буравит, по дыхательному горлу в живот спускается и где-то в поясничном отделе за спинной мозг цепко хватает. Все, я точно сумасшедший, чего бы он иначе так смотрел. Наверняка на лице какие-то специфические признаки уловил. Пытаюсь мысленно собрать свое лицо в кулак и слепить на нем среднестатистический вид. Получилось, кажется, не очень хорошо, потому психодоктор не выдержал и улыбнулся.

– На что жалуетесь? – спрашивает.
– На систему, – автоматически отвечаю. Знаю ведь, что не место для хохм и смешинок. Тут и в милиции – не место. Тут даже хуже, адвокаты не помогут, если что. А удержаться не могу.
– А что с ней не так?
Э-э нет, дружище. Эдак ты меня по лабиринту своих вопросов до одышки гонять будешь. Давай хотя бы по очереди:
– А что с ней так?
– Ясно, – отвечает, берет в руки мои бумажки, и в свой журнальчик из них чего-то переписывает. Не прерываясь, продолжает:
– И кто виноват?
– Вы виноваты, – никак не могу удержаться. Прекращает писать, и опять вопросительно очами своими хитрыми. Приходится уточнить:
– И я, конечно, тоже виноват. Все мы виноваты.

Посмотрел, ничего больше не спросил, молча пишет. Дописал, печатью приложил, протягивает мне справку:
– Держите, в регистратуре штамп поставите. Удачи, может, еще побеседуем как-нибудь, – ехидно улыбается.
Типун тебе на язык. Выхожу за дверь, читаю в справке "психопатологии не выявлено". И то хорошо. Убито пока только четыре часа, включая дорогу. Неплохо, дальше по плану нарколог.

Наркодиспансер, конечно, на другом конце города. Он центральный, тогда как психушка была мелкая, районная. Добрался я туда точно к началу перерыва на обед. Час пришлось ждать, курить и присматриваться к наркоманам, которые должны здесь бродить табунами. Первое, что меня поразило, вокруг в огромном количестве стояли, курили и так же присматривались к наркоманам совершенно здоровые люди. Не очень веселые, уставшие, злые, но здоровые, как мустанги. Большой табун, это да, очень большой. Размещались все в зале порядочных размеров, усеянных мягкими банкетками. На всех, конечно же, не хватало, поэтому остальные пристроились у окон, стен и у четырех толстых квадратных колонн.

Число четыре здесь было в почете, как я заметил. Четыре окошечка с четырьмя кассами, четыре компьютерных терминала нависали с потолка. Ровно в 14:00 маленькие арочки в кассовых окошках отворились, и около них образовалось четыре хвостика очереди. Шевелились они довольно быстро, наверное, потому что в окошки несли деньги. Почему-то так бывает часто – если деньги нужно сдавать, то всегда быстрее, чем, если нужно, получать. Всего за час сдал положенную плату, получил бирочку с номером (заклеймили мустанга, вроде как) и пошел ждать перед терминалом. В нем все время что-то меленьким показывало, а иногда крупно вырисовывало номер с чьей-то бирочки и пыталось этот же номер хрипло проговорить. Проговорить почти не получалось, поэтому все цепко хватали глазами за цифры. Я хватал почти два часа.

– Тридцать два-шышнаццать, – пробормотало на весь зал-вокзал.
Посмотрел на экран, сверил с бирочкой – я. Переместился к лаборатории, встал в маленький хвостик очереди на минут пятнадцать. Попал к одной из четырех лаборанток-комариков. Получил скарификатором в палец, насосались кровушки, отправили обратно пухнуть в зал. Пух еще полтора часа, потом номер бирочки опять показали. Это значит, что анализ готов и врач, который меня осмотрит, тоже.

Стучу, вхожу, здороваюсь, осматриваюсь. А ведь и вправду готов. Мой, который, один из четырех сидит с серым лицом, так ему тяжело после вчерашнего. Документы взял, чего-то себе пометил, потом вскинул он на меня один глаз, и спрашивает:
– Наркотики употребляете?
Очень стараюсь не хохмить, отвечать как по уставу.
– Нет!
– Спиртное когда употребляли последний раз?
– Я?!!
– Вы! Когда я употреблял, я очень хорошо помню, – зло смотрит на меня.
– Тогда, "не помню", давно.
– Больше двух недель назад?
– Приблизительно так.
– Присядьте пока.
Пишет что-то, отдыхает. Каждое слово ему нелегко дается, по всему телу дискомфортом разливается. Глубоко вдохнул и говорит:
– В позу Ромберга, пожалуйста.
Смотрю с недоумением. Он увидел и тут же огорчился…
– Ну, почему все столько поз знают, а любимую позу наркологов – никто?
Чуть не плача, скороговоркой выпаливает:
– Становитесь прямо, ступни вместе, руки вперед под углом девяносто градусов и в стороны под углом в сорок пять. Закройте глаза.
Интересная себе такая поза, спокойная, стою, мне-то что. Прошло пару секунд:
– А теперь достаньте носом до кончика левого пальца.
Пытаюсь сообразить, как мне это сделать. Врач огорченно уточняет:
– То есть, наоборот пальцем до носа. Ладно, можете не доставать… Идите, ждите в коридоре, объявят.

Примерно через час мне дали гербовую бумажку, где было написано, что "на учете в наркодиспансере не состоит". Еще через час я дома и с чувством перевыполненного рабочего дня. Раза в два перевыполненного. А завтра у меня вторая часть этого марлезонского балета, куда более насыщенная. Там сразу целая труппа в белых халатах: хирург, окулист, уролог и тот, что в уши заглядывает, у него сразу несколько имен, ни одно не помню. Терапевт на сладкое. А пока я смотрю на поникшие сапоги со шпорами, перо на шляпе, которым впору пол мести. И думаю, а ну ее к черту эту честность. Никуда я завтра не пойду, просто позвоню, договорюсь, отдам деньги и заберу свою справку. И все.

Добавить комментарий

ДРУГОЕ:
Пишите, звЕните, комментируйте, предлагайте на INFO@KYKYK.RU