Только позитивный креатив!

КотоВасия

E.Dimko

Канареечная семейная жизнь начинается с обустройства жилья. Сначала Кенарик подбирал место. Как и у любой занятой птицы, жилье должно было располагаться недалеко от работы. Пусть и не нужно крылатым стоять в пробке или тесниться с другими особями своего вида в метро, но терять силы и время на долгий перелет кому охота. Поэтому, после недолгого чирикающего совещания с Зернышком, было решено остановить свой выбор на том же пятиэтажном доме, где жила Девочка. Тщательно обследовав крышу, наша парочка нашла укромное место под навесом и начала собирать стройматериал.

Неподалеку был маленький лесок, поэтому в прутиках и стебельках недостатка не было, как и в утепляющей обшивке, в виде мха. Уложив все это подобающим образом, оставили на просушку, а Зернышко занялась украшением интерьера. Особой замысловатости им не хотелось, лишь простоты и уюта, поэтому ни вороньих блестящих стеклышек, ни ласточкиных слюнных барельефов, ни еще каких колонн и каминов не было. А был только установленный в виде флагштока цветок неизвестной породы, который через три дня высох, но синевы своей не потерял. Служил он Кенарику ориентиром и маячком. На синеву эту он оглядывался утром, улетая, и к ней же торопился вечером, возвращаясь после длинного дня.

Через пару недель, ранним утром, как и положено достойной канареечной самочке, Зернышко снесла четыре яйца. Кремово-белого цвета с коричневыми крапинками, они казались Кенарику очень похожими на него самого. Он с умилением наклонял голову набок, пытался что-то рассмотреть сквозь скорлупу и иногда напевал песенку. Что-то очень патриотически-вьюнковое слышалось в этих трелях. Зернышко же ничего такого не делала, ей было не до восторженной ерунды, ей нужно было кладку высиживать, иногда вылететь искупаться и набранной в клюв водой смочить яйца. Она откуда-то знала, что так положено, чтоб птенцам потом было легче проклюнуться. Так что, хотя и радовалась она Кенариковой счастливой осоловелости, но забот у нее было полно, и положенную замужней даме строгость она соблюдала.

Да и сам Кенарик восторги свои старался сдержать, как-никак, а груз ответственности, который на нем теперь лежал, стал в четыре раза больше. Вот и приходилось работать за четверых. Только совсем это его не огорчало, а наоборот - вечером к гнезду он летел с такой скоростью, как будто к его крыльям были приделаны маленькие турбинки и сам он жуть какой реактивный. Вечера их с Зернышком были теплыми, уютными и наполнены щебетанием о планах на будущее, о птенцах, которые обязательно должны были вырасти здоровыми и приличными канарейками. Судьба у них, наверняка, будет более счастливая и может быть… может быть, когда-то суждено им будет вернуться туда… Далеко на Родину, с которой начинался весь их род, на теплые Канарские Острова, ополоснуть перья в Атлантическом океане, поклевать разных манго и папайя.

Все было замечательно, если бы однажды, вылетая на работу, Кенарик не увидел крадущегося по крыше кота, вылезшего с чердака через слуховое окно. Кот был известным в округе разбойником по имени Василий. Вид он имел нерасполагающий к дружескому общению, и семейство взволновалось. Но коту было все равно, котлетами его сегодня никто не угостил, стянуть чего-то достойного его пиратского рациона не удалось, а поживиться чем-то, что могло оказаться в птичьем гнезде, было можно. Лучше бы конечно самой будущей мамашей, но на крайний случай и сырые птичьи яйца сгодятся. Обо всем это недвусмысленно заявляли нервные подергивания Васькиного рваного уха и недобрый взгляд.

Кенарику намерения кота не нравились, и он попытался громким криком пресечь их на корню. "Кили-кили-кли-кли-кли", - возмущенно запел Кенарик, Зернышко вторила ему на каждую тираду тревожным "ижжж..." и пыталась прикрыть гнездо крыльями. Коту крики будущей пищи были не интересны. Он приближался совершенно неотвратимо, и Кенарику пришлось вступить в бой. Но маленькой птичке сражаться с наглым котом, это как кавалеристу пытаться зарубить шашкой танк "Тигр". Тем не менее, выбора не было и Кенарик превратился в маленький истребитель. Ах, что это была за бой, мечта любого военного корреспондента. Канарик пикировал на пушистого мародера, целился ему клювом в глаза, попадал в темечко, чудом уворачивался от тяжелых лап и снова заходил в атаку. Но кот приближался неумолимо, хотя и куда медленнее. Ситуация становилась критической...

Маленькая девочка, которая подкармливала Кенарика, услыхала звуки битвы и испуганные крики Зернышка. Выглянув в окно, она оценила происходящее и поняла, что ситуация серьезная. Схватив в руки веник, она уж было помчалась на чердак, но родители маленьких девочек почему-то против того, чтоб их дочери свободно разгуливали по крышам. Это маленькие девочки, а не маленькие Карлсоны, считают родители и в чем-то они правы. Между тем, это совсем не помешало девочкиному папе взять в руки тот же веник и самому пойти на чердак.

Кот Василий был слегка удивлен тем, что его оторвали от добычи, которая была почти в кармане, если бы у котов, конечно, были карманы. Однако полученная компенсация в виде блюдца молока и двух котлет настроила его на самый сговорчивый лад. Папа девочки заколотил чердачное окно большими гвоздями, плотно запер чердачную дверь, и Кенарик с Зернышком снова смогли заняться насущными канареечными делами.

Добавить комментарий

ДРУГОЕ:
Пишите, звЕните, комментируйте, предлагайте на INFO@KYKYK.RU