Только позитивный креатив!

История одного признания

Dreamov


Сергей Леонидович, ныне почтенный старец, однажды изрядно подвыпив коньячной настоечки, обратился к своей супруге Анне Людвиговне.
- Представляете, Анна Людвиговна, у вашего дражайшего супруга, которого вы знаете как человека положительного, достойного, у которого среди прочего есть целый ряд аристократических черт, много интересных хобби… Ну так вот. У этого человека всю жизнь было одно неприятное… э… свойство.
- Что вы говорите, Сергей Леонидович, - с удивлением вопрошала почтенная барышня, - вы меня, честное слово, заинтриговали. Неужели у такого человека как вы может быть какое-то неприятное свойство?
- Еще как может, дорогая моя Анна Людвиговна, - Сергей Леонидович от возбуждения даже ухватил тощую сухую руку жены, - вы не представляете, какую досаду мне всю жизнь приносила эта проблема. Она пронизала буквально всю мою жизнь почти от самого моего рождения и до сегодняшних дней.
- Да что же это, говорите наконец, не томите душу, - Анна Людвиговна сделала жаждующую гримаску и стала похожа на кролика из мультфильма о Винни-Пухе.
- Вы действительно хотите это знать, дорогая? - Сергей Леонидович изобразил мудрое лицо, - дело в том, что это проблема деликатного свойства…
- Ах, не бойтесь, дорогой Сергей Леонидович, говорите, я вас умоляю наконец…
- Дело в том, - Сергей Леонидович начал издалека, - что, как говорили древние, всему должно быть свое время. Время надо распределять рационально.

На последнем слове Сергей Леонидович вдруг прервался, а на его лице супруга увидела признаки глубокой задумчивости. Помолчав с минуту, Сергей Леонидович с умным видом по слогам произнес последнее слово: ра-ци-о-наль-но.

- Рационально, понимаете, дорогая?
- Да что вы в самом деле, Сергей Леонидович! Я совершенно согласна с древними. Безусловно и вне всяких сомнений, они были правы! Но будьте же смелее, дорогой! Рассказывайте все, как есть! Не бойтесь, я отнесусь к вашей проблеме со всем вниманием, на которое только способна! Ах, вы, вероятно, до сих пор еще сомневаетесь в том, что я поддержу вас в любом деле, в любом вашем начинании, в любой ситуации? Или после пятидесяти лет нашей с вами совместной жизни вы еще смеете сомневаться в моей преданности вам и искренности по отношению к вам и…

Анна Людвиговна оборвала свой монолог на полуслове, поскольку её захватили эмоции негодования.

- Да как вы смеете не доверять мне?! – наконец подытожила ровным, но чудовищно раздраженным тоном Анна Людвиговна.
- Я во всем доверяю вам, дорогая, не стоит так горячиться. Успокойтесь. Примите валериану. Позвольте я вам услужу. – Как-то мелочно засуетился Сергей Леонидович.
- Не стоит, Сережа, - Анна Людвиговна, видя заботливость мужа, сменила гнев на милость, - ради бога и своего святого на белом свете, я вас умоляю, говорите же наконец. Выскажитесь до конца, облегчите душу. Я вас уверяю: после того, как вы выскажетесь, вам станет намного легче – вы снимете груз с души! Так говорят все современные психологи, я вас заверяю. Нельзя таить в себе негативную информацию, иначе эта информация будет поедать вас изнутри! Да-да. Вы не представляете, что пишут эти психологи… М-да. Такое иногда себе позволяют… прямо-таки диву даешься. Однако. Прошу вас. Не томите более – решайтесь! Мужчина вы наконец или нет! Говорите! Проявите характер!

Чем больше заводилась от нетерпения Анна Людвиговна, тем все более мрачнел Сергей Леонидович. Наконец, видимо, устав от напряженного раздумья, Сергей Леонидович встал во весь свой рост и сжал правую руку в большой бывалый кулак. По его лицу пробегали вспышки нервного напряжения, а в его глазах шевелилась буря слез и эмоций.

Постояв полминутки в эмоциональном ступоре и раздумье, Сергей Леонидович вдруг схватился за сердце. Его рука сжала старческую грудь в истоме боли, пронизавшей все его тело.

- Ах, боже мой, что с вами? Сергей Леонидович! Сергей Леонидович! Что с вами! Вам плохо?! Ах, господи, боже ты мой, святая воля твоя, - запричитала Анна Людвиговна над распластанным на полу тяжело дышащим телом Сергея Леонидовича, - ради бога, вы только не волнуйтесь, сейчас все должно пройти, не волнуйтесь, не напрягайтесь, я вас умоляю, не нервничайте так! Ах, господи Иисусе, Сергей Леонидович! Лежите, лежите, я сейчас. Я сейчас. Ох, ты, господи святы, сейчас, я только разведу вам лекарство. Сейчас-сейчас! Потерпите, я разведу лекарство и мигом к вам вернусь.

В панике, с растерянным лицом, старушка ринулась в смежную комнату за лекарством, которое следовало развести, а Сергей Леонидович, корчившийся от страшной сердечной боли, сделал над собой страшное усилие и схватил со стоящего рядышком письменного столика фломастер. Едва-едва водя взглядом, Сергей Леонидович схватил первый предмет, который оказался у него под руками – маленькую резную вазочку, тыкнул в нее фломастером и с досадой отбросил в сторону.

Полежав немного в недвижимом положении и собравшись с силами еще раз, Сергей Леонидович перевернулся на живот, отодвинул с пола прочь ковер и вялой, но настойчивой дрожащей рукой, держащей маркер, вывел на полу девять чудовищных слов:
Я НИ РАЗУ НЕ ДОВЕЛ ВАС ДО ОРГАЗМА, ДОРОГАЯ.

Добавить комментарий

ДРУГОЕ:
Пишите, звЕните, комментируйте, предлагайте на INFO@KYKYK.RU