Только позитивный креатив!

Дед Сидор и Интернет (часть I)

E.Dimko


Привет, это снова я, Никита Ефремов. Пишу я вам, значится, из деревни нашей, где пребываю во временном заточении на все лето. Заточение это само по себе и неплохо бы, но огорчает отсутствием технических благ цивилизации, таких как кабельное телевидение, Интернет и симпатичные девчонки из нашего класса. Жить без всего этого семикласснику (уже почти восьмикласснику) очень трудно, почти невозможно. А мысль о том, что впереди еще два с половиной месяца такой ссылки заставляет чувствовать себя Лениным в шалаше. Я, между прочим, развит не по годам, как говорит мой папа, и отлично знаю, кто такой Ленин. Это тот мужик, который Советский Союз развалил, его за это преступление женщина-писатель по фамилии Данте на дуэли убила. А в назидание всем потомкам этого врага трудового народа даже хоронить не стали, а как в средневековье, труп на обозрение выставили.

Но я не о том, а об этом всем, что вокруг. А вокруг скучно. Мой дед Сидор старается наставить меня на путь деревенский и всякие хитрости придумывает. От антенны, которая на груше висит, – говорит дед, – к нашему "Рубину" кабель тянется – вот тебе и кабельное телевидение. Девчонки деревенские ничем не хуже – семечки точно так же плюют, как и те, что под нашей школой. А Интернет… Дед уже почти догадывается что это такое, и скоро меня им сполна обеспечит.

Но это потом, а пока мне задание на день. И пошел перечислять, чего я должен. Знаете, оказывается, должен я здесь куда как больше, чем скажем дома, в городе. Прежде всего, в городе коровы нет. Корова – это та штука, из которой молоко добывают. Я только не пойму, почему нельзя ее пробурить где сбоку и, как из нефтяной скважины, молоко качать. Нет же, ее оказывается пасти нужно. Заправлять вроде как.

Занятие это до жути скучное, ежели без Интернета. Корове что – жует себе траву и хорошо ей. А мне просто сиди. Легко думаете просто сидеть? Это сущая пытка. Я себя то горцем представлю, в папахе и с маузером, то альпинистом, которого очень некстати на луг занесло, и он теперь не знает, как с него обратно в горы выбраться. Даже лыжником пробовал, но кроссовки по траве не едут, даже если роса. А Нюрка, корова наша, знай себе жует. Когда у меня фантазии все исчерпались, я тоже попробовал траву жевать, чтоб понять чего ей в ней нравится. А что? Я вроде как пастушок с дудочкой и травинкой задумчиво сочиняет стишок. Дудки у меня нет, но горсть травы я сорвал, туда пару цветков клевера… Ням, жую. Только она мне не ко вкусу пришлась так, что теперь точно знаю – никакого молока из меня не получится. Еле отплевался. Не, не мое это, как-то не идет...

И тут в эту идиллическую пасторальную картину бесцеремонно вваливается Юлька, внучка бабы Мани, которая живет за три двора от нас. У меня тут же пропало ощущение, что я корову пасу, а показалось, что лошадей. Так заливисто Юлька начала ржать, когда меня с полным ртом травы увидала. А когда она сказала, что городским нельзя сразу с сырой травы, они к полуфабрикатам привыкли, им с сухого сена начинать нужно, так я и вовсе обиделся. С чего хочу, с того и начинаю.

Юлька сказала, что хорош дурью маяться, она тут мимо нас проходила, и дед Сидор сказал гнать меня с коровой вместе домой, обедать пора. Мне, естественно, а то корова и так все утро обедала. Сказала Юлька и умотала куда-то, дела у нее какие-то важные. Какие могут быть важные дела в деревне – убей не пойму. Тут все дела одинаковые – скучные, серые и однообразные.

Сдал я бабуле на поруки нашу свежевыпасенную молочную скважину, она ее тут же в сарае бурить начала, и в ведро добытый продукт сливать. Я даже засмотрелся было, и начал приноравливаться, как бы этой белой парной нефти хлебнуть. Но мне сказали, что аппетит нельзя портить, щи на столе стынут, и дед Сидор меня в компанию дожидается, обедать не садиться. Тоже мне, щи… Еду нашли. Куда я попал… Любите ли вы гамбургеры, как люблю их я? А тут – ни тебе картофеля фри, ни кока-колы, ни прочих здоровых продуктов из макдональдса.

Поплелся я злющий щи эти их хлебать. Пришел, а дед уже сидит. Я кроссовок снял и давай им невзначай над столом помахивать. Дед смотрел-смотрел, потом спросил чего это со мной, ноги перед обедом вспотели или пока Нюрку пас в голову напекло? Я ему и говорю, что это у меня лаптей нет, вот я и собираюсь кроссовком это их деревенское варево хлебать. Вздохнул дед Сидор, погладил меня по волосам и сказал задумчиво:
– Да, совсем тебе тут тяжело, Никитка, без антырнету этого твоего. Хотел я тебе рассказать о тяжелом послевоенном времени, да смотрю, что и у тебя оно не лучше. Лады, садись эвона за стол, бери ложку, ешь да рассказывай, что это за зверь такой, без которого тебе белый свет не в радость. Будем думу думать, а то пропадешь ведь совсем.

(продолжение рядом :))

Добавить комментарий

ДРУГОЕ:
Пишите, звЕните, комментируйте, предлагайте на INFO@KYKYK.RU